9 марта во втором чтении был принят законопроект №4241 по защите должников при урегулировании просроченной задолженности. И значительное количество экспертов называют его легализацией коллекторов. Поэтому защитит ли он в конце концов потребителей?

biz kredit

15 апреля президент Владимир Зеленский подписал этот закон, так что уже можно говорить о механизмах его работы.

С момента обретения Украиной независимости рынок услуг по возврату просроченной задолженности (его еще называют «коллекшн») в стране действовал по «серым» схемам или вообще «в черную», ведь вопрос коллекторской деятельности должным образом не регулировал ни один нормативный акт. Закон, собственно, и призван установить определенные «правила игры» на рынке коллекторских услуг во взаимоотношениях между должниками и коллекторами.

Цель закона звучит благородно: перенести коллекторскую деятельность в четкое законодательное поле и защитить должников от часто довольно сомнительных методов работы коллекторских компаний. Заработает ли он на самом деле — вопрос времени и практики. И очевидно, жизнь должников народные депутаты значительно облегчили, а вот компаниям, которые осуществляют такую деятельность, — наоборот.

Закон содержит ряд положений, имеющих оценочный и субъективный характер (используются термины «безотлагательно», «адекватно»), и создает новые понятия без определения их значения (например, «меры, направленные на погашение во внесудебном порядке задолженности потребителя»).

На это, кстати, обратили внимание законодателей в Главном научно-экспертном управлении ВР. Ко второму чтению частично замечания были учтены, однако не все, поэтому двусмысленность и нечеткость норм непременно создаст основания для конфликта в отношениях, а также не соответствует принципам правовой определенности.

Следует ожидать, что с начала действия закона часть коллекторских компаний будет работать на рынке нелегально, без соответствующих разрешений НБУ. То есть будут заниматься тем, что делали коллекторы и раньше, не будучи связанными специальными нормами. Потому что единственный рычаг влияния со стороны НБУ на таких лиц — лишение лицензии на предоставление финуслуг.

Следовательно, может развиться рынок «индивидуальных коллекторов» (физ- или юрлиц, формально не предоставляющих финансовые услуги), которые будут вести такую деятельность без заключения договоров с кредиторами и за пределами правового поля. Здесь важной будет реакция правоохранительных органов на таких лиц, потому что после принятия документа коллекторская деятельность вне контроля НБУ автоматически подпадает под признаки такого преступления, как вымогательство и ведение бизнеса без соответствующих разрешений.

Принятие этого закона — безусловно, важный и нужный шаг. Но есть и другая сторона медали — поведение недобросовестных должников, которые всеми способами (законными и не очень) уклоняются от выполнения взятых на себя обязательств.

По моему мнению, документ повлечет определенный рост уровня проблемной задолженности и несколько снизит эффективность применения такой меры как коллекшн. И здесь проблема не в нормах, а в менталитете отечественных (и не только) должников — «Берешь чужие средства, а отдавать свои».

К тому же закон создаст предпосылки для подорожания процесса возврата проблемных активов. Учитывая строгие ограничения для внесудебной работы с должниками, методы работы коллекторских компаний могут стать уже не такими эффективными, а кредиторы, в конце концов, все равно вынуждены будут обращаться в суд за получением своих средств, что, безусловно, увеличит количество процессов в и без того перегруженных и недоукомплектованных судах. Конечно, это скажется и на сроках рассмотрения судебных дел.

Остаются «за скобками» возможности «самопредставительства» кредитора перед должником и приобретения статуса кредитора самой коллекторской компанией. Действующие финансовые компании (даже при условии внесения их в соответствующий реестр) будут вынуждены привлекать коллег (хотя часто имеют свои мощности для проведения коллекторской деятельности) или уступать право требования третьим лицам, чтобы предоставлять им коллекторские услуги.

Ответственность коллекторов значительно усиливается. Ведь уголовная ответственность за вымогательство, принуждение к выполнению гражданско-правовой сделки или другие возможные преступления никуда не исчезают (при условии, что действия коллекторов содержат признаки преступления), а штрафы за нарушение норм этики прилагаются. Коллекторская компания по жалобе потребителя может даже потерять лицензию.

Важно и то, как НБУ справится с возложенными на него новыми, в определенной степени несвойственными ему, функциями надзора за деятельностью коллекторских компаний. От этого будет зависеть и эффективность закона в жизни, а не только на бумаге.

Особенностью документа является и его заключительные и переходные положения. Согласно им, он вступает в силу со дня, следующего за днем его опубликования, и вводится в действие через три месяца со дня вступления в силу, за исключением некоторых положений.

В то же время переходные положения содержат фактически дублирование ограничений для действующих коллекторских (сегодня это еще «финансовые» или «факторинговые») компаний. Но из-за законодательно-технической ошибки эти положения, как и остальная часть закона, могут заработать не сразу, а только через 3 месяца после его опубликования, вместе с введением в действие в целом.

 

Автор: Андрей Иванов,

Член Ассоциации юристов Украины, старший юрист MORIS GROUP

Источник: «The Page»

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee