На фоне засухи и неурожая на аграрном рынке Украины проявился конфликт между фермерами и трейдерами – последние терпят большие потери и предрекают стагнацию в отрасли

zernotrejding down

Организации зернотрейдеров обвиняют украинских аграриев в массовом отказе выполнять свои обязательства по форвардным контрактам – заранее заключаемым договорам на будущие поставки еще не выращенной продукции после сбора урожая, но по ценам, сформированным на момент сделки. Срыв предварительных договоренностей, как считают трейдеры, уже сейчас грозит имиджу Украины как стабильного поставщика с/х продукции на внешние рынка, а в перспективе и вовсе может привести к стагнации всей отрасли.

Возможность "дефолтить" форварды без риска получить убытки от предусмотренных за это санкций появилась у фермеров в виду вызванного засухой осеннего роста рыночных цен на кукурузу и подсолнечник. Но фактором, расширившим проблему от частного до всеукраинского масштаба, стал спор участников рынка о пересмотре контрактных обязательств для фермеров, которые не выполняют их не из желания заработать, а по причине неурожая.

Если трейдеры считают, что у большинства сельхозпроизводителей нет проблем со сборами и, соответственно, поводов для невыполнения контрактов, то аграрные ассоциации настаивают – потери вследствие засухи являются обстоятельствами непреодолимой силы и, согласно законодательству, должны стать основанием для списания долгов.

Апелляцию к форс-мажору и срыв контрактов у трейдеров называют желанием отдельных нерадивых аграриев "нажиться" на конъюнктуре рынка, в то время как аграрии уверены, что теперь столкнувшиеся с валом отказов трейдеры сами виноваты, "что пожадничали" и не пошли на предложенное им ранее компромиссное предложение. UBR.ua выяснял аргументы сторон, чем конфликт грозит экономике Украины, а также существуют ли взаимовыгодные пути его разрешения.

Между трейдерами и фермерами пробежала засуха

В результате малоснежной зимы и летней засухи урожай зерновых и масличных культур в 2020 году оказался существенно ниже прошлогоднего. Производство сельскохозяйственной продукции за январь-сентябрь снизилось на 17,5% от показателей 2019-го. При этом в двух южных областях – Николаевской и Кировоградской – падение составило около 25%, а в Одесской и вовсе превысило 40%.

Наиболее существенным оказались потери сбора кукурузы, которые в этом году прогнозируются УЗА на уровне в 32,5 млн т против 36 млн т в прошлом, и подсолнечника, урожай которого ожидают в 12,9 млн т относительно более 16 млн т по итогам 2019 года. По оценкам ассоциации снижение урожайности данной культуры достигнет почти 26% – с 2,7 т/га до 2 т/га.

Форвардные соглашения при обычных для Украины высоких показателях уборки зерновых выгодны фермерам, так как обеспечивают им часть финансирования будущей посевной и гарантированный сбыт продукции во время покоса, когда цены на аграрную продукцию падают. Но из-за засухи и неурожая котировки этой осенью не пошли вниз, а рекордно выросли.

Местные власти получат в собственность более 2 млн га земли, – Зеленский

Таким образом производители получили возможность отказаться от выполнения форвардных контрактов с трейдерами без опасений попасть под санкции.

"Цена кукурузы на рынке в момент заключения форвардного контракта составляла $140/т, а штрафные санкции за нарушения одной из сторон своих обязательств – $20/т. Однако сейчас цена поднялась до $220/т, что обеспечило агропроизводителям заработок в $60 на тонне даже при нарушении контракта", – объяснил UBR.ua руководитель отдела аналитики группы компаний Forex Club Андрей Шевчишин.

Встречаясь с отказом фермеров поставить законтрактованное зерно, трейдеры, чтобы выполнить уже свои обязательства перед конечными покупателями, сами вынуждены выкупать недополученные объемы на рынке по рекордной стоимости. "В последнее время, правда, цена откатывалась [с $220/т], но трейдеры все равно терпят большие убытки", – говорит Шевчишин, добавляя, что никаких правовых инструментов влияния на фермеров у трейдеров нет, так как "юридически аграрии выполняют контракт, уплачивая штраф и неустойку".

Единственным выходом из ситуации на данный момент является подписание "мировой" между представительскими объединениями участников рынка – однако переговоры, которые ведутся сторонами с середины октября, пока не приблизи их к взаимопониманию.

Является ли засуха форс-мажором

Разногласия объединений, представляющих интересы аграриев и фермеров, состоят в вопросе признания засухи и других катаклизмов этого года, приведших к порче урожая, форс-мажором и основанием для пересмотра условий взятого контракта.

В организации Всеукраинский аграрный форум (ВАФ), включающей несколько агропроизводственных объединений, и проводившей переговоры с представителями трейдеров из Украинской зерновой ассоциации (УЗА), убеждены, что аграрии имели право для отказа от контрактов без штрафных санкций на основании форс-мажора – но масштабно им не воспользовались.

"К сожалению, наши фермеры в своей массе юридически неподкованные, и не оформляли сертификаты о форс-мажоре. Хотя с ними имели бы все основания просто отказаться от выполнения контракта – как в соответствии с законами Украины, так и с международной практикой, ведь форс-мажор прописывается во всех контрактах", – пояснил позицию аграрных ассоциаций Михаил Соколов, зампредседателя входящей в ВАФ общественной организации Всеукраинская аграрная рада (ВАР).

И что с того?

Каждый день мы отвечаем на этот вопрос, объясняя суть происходящих событий в вечерней рассылке UBR

В комментарии UBR.ua Михаил Непран, вице-президент Торгово-промышленной палаты Украины (ТПП), регистрирующей сертификаты о форс-мажоре, подтвердил, что проблема действительно существует – всего за нынешний год с просьбой о сертификате в структуру ТПП обратилось только 10 аграриев – однако состоит не только в юридической неосведомленности фермеров.

Дело в том, что сертификат, согласно украинскому законодательству, не имеет исполнительной силы, и может использоваться лишь как доказательство в ходе судебных разбирательств.

"Отдельные производители жаловались, что они получали оригинальные сертификаты, а зернотрейдеры отказывались их принимать – но это их право. Сертификат может рассматриваться только в качестве доказательства в суде, но сам по себе никого не освобождает от выполнения обязательств!", – подчеркнул Михаил Непран.

Вне зависимости от юридической силы сертификата, сами трейдеры уверены в возможностях большей части аграриев выполнить свои контракты. Как заявлял глава УЗА Николай Горбачев, в основном агропредприятия продают в форвардах до 30% от прогнозируемых сборов, в то время как потери этого года в результате непогоды составили только 20-30% урожая.

Это дает объективную возможность им как выполнить обязательства перед трейдерами, так и дополнительно заработать на продаже зерна на свободном рынке. Если же агрохозяйство действительно не вырастило предусмотренных контрактом объемов, то оно может договорится о решении проблемы напрямую со своим контрагентом, заявлял Горбачев.

С данными утверждениями не согласны в объединениях агропроизводителей. Михаил Соколов, объясняет, что 20-30% – это показатель валового сбор, в то время как ситуация в каждом конкретном хозяйстве разнится как по недобору урожая, так и по доле в нем форвардных поставок. Помимо этого, в виду юридической слабости большинства фермеров, трейдеры имели бы перед ними преимущество в случае обсуждения условий перезаключения договора в индивидуальном порядке.

В связи с этим в ходе переговоров с трейдерами ВАФ предложили выделить из аграриев действительно пострадавших от засухи и сформировать для них единый подход к реструктуризации контрактов. Михаил Соколов отметил, что в рамках Меморандума агрообъединения готовы были обсуждать разные условия и требования трейдеров, "в частности, нам был важен пропорциональный принцип списания обязательств". Но трейдеры, по словам Соколова, обсуждать предложение отказались.

"Если верить трейдерам, и на рынке нарастает проблема отказа от выполнения форвардных контрактов – причем и теми, кто действительно не имеет проблем с урожаем, – то во многом они сами себя должны винить, так как пожадничали и отказались от нормальных договоренностей", – подытожил зампредседателя ВАР Соколов.

Сценарии выхода из кризиса

На данный момент сторонами конфликта обсуждается несколько вариантов его разрешения, так или иначе предполагающие посредничество властей. Так, в УЗА 2 ноября заявили, что государство должно разработать механизм компенсации фермерам убытков от непогоды. Как отмечается в сообщении пресс-службы ассоциации, это, среди прочего, даст "избежать значительных негативных последствий по всей цепочке поставок на рынке, и поможет им [аграриям] выполнить обязательства по контрактам".

Зампредседателя ВАР Соколов усомнился как в возможности государства обеспечить компенсацию для пострадавших аграриев – "нет ни механизма, ни денег в бюджете", – так и в целесообразности такого шага.

"В чем позиция трейдеров: давайте фермеры за свой счет купят продукцию дороже и продадут нам ее дешевле для того, чтобы выполнить контракт – который не должны были выполнять в силу форс-мажора, – а потом пусть им государство выплачивает компенсацию. Это нереалистично", – убежден Соколов.

В профильном министерстве, настаивающем на необходимости выполнения всех форвардных обязательств Украины "как гаранта мировой продовольственной безопасности", пока заявляют о возможности вернуться к Меморандуму между участниками рынка, который бы стал "дорожной картой" исполнения форвардов.

Существует и более радикальный вариант, предусматривающий законодательное списание долгов всех хозяйств, расположенных в наиболее пострадавших от катаклизмов зонах, утвержденных КМУ: как рассказал Михаил Соколов, соответствующие предложение выразил готовность внести под купол член аграрного комитета ВР Андрей Богданец. "Если не будет найдено никакого другого решения на рынке, то мы его поддержим", – сообщил Соколов.

В будущем в УЗА видят возможность страховки урожая на случай катаклизмов. Как объясняет Андрей Шевчишин, часть государств для этих целей также используют спецфонды, которые в богатые годы аккумулируют ресурс, а при обратных обстоятельствах – выводят его на рынок с целью стабилизации цен и поддержания аграриев.

Однако в рассматриваемом конфликте и на данном этапе роль властей, считает Шевчишин, не может быть большой – ведь его причина состоит в объективных рыночных противоречиях игроков рынка.

"Государство здесь не при чем – речь идет об отношениях двух юридических субъектов предпринимательской деятельности, трейдеров и фермеров, которые вольны подписывать соглашения в том виде, в каком им нужно. Экспортеры взяли на себя экономические риски, а фермеры – производственные. Если бы цены не выросли, а обвалились, предположим, до $50/т, то трейдеры бы поступили с фермерами точно так же", – полагает аналитик Forex Шевчишин.

Чем грозит Украине кризис неисполнения контрактов

Несмотря на ажиотаж вокруг проблемы, точно оценить ее масштаб и количество сорванных форвардных соглашений собеседники UBR.ua затруднились. Михаил Соколов отметил, что открытых данных о таких соглашениях сейчас не существует.

Как указывает Андрей Шевчишин, все же с трудностями сталкиваются далеко не все в отрасли. "По информации коллег аналитиков, только 30% всех трейдеров оформляли форварды. Это не убийственное состояние для рынка", – прокомментировал эксперт Forex Club.

По прогнозам УЗА, нынешний кризис и убытки экспортеров могут привести к снижению с их стороны финансирования будущей посевной, которую такие компании, в том числе в рамках форвардных контрактов, обеспечивают на более чем 30% – как ресурсами (топливом, семенами и т.д.), так и заемными средствами.

Кроме того, существует риск снижения стоимости украинского зерна в будущем году – иностранные трейдеры будут закладывать риски невыполнения контрактов при их оформлении с украинскими трейдерами, что отразится на производителях. Сумма вероятных убытков, предостерегают в зерновой ассоциации, уже в будущем году может составить $400 млн.

Согласился с такой вероятностью и Андрей Шевчишин, отмечая, что в будущие контракты иностранные трейдеры будут закладывать гораздо большую премию за отказ от отгрузки. Это может немного снизить стоимость украинского зерна, либо повысить страховку подобных рисков, предполагает эксперт. Правда, полного ухода с рынка зарубежных игроков вряд ли стоит ждать. "Потребность в нашем зерне есть и к фермерам все равно придут", – подытожил Шевчишин.

UBR.UA

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee