И кто помогает Украине усиливать боеготовность ВМСУ



Информация о возможном возвращении Россией украинских военных кораблей, захваченных во время аннексии Крыма, взбудоражила медийную среду. Ведь, что именно стоит за заявлением президента РФ Владимира Путина, однозначно сказать трудно. Понятно только, что это заявление – очередной шаг в политической многоходовке. К тому же техническое состояние той части флота, о которой идет речь – 38 плавсредств различного класса – трудно назвать удовлетворительным. Но эта проблема имеет очень глубокие исторические корни.

Для Украины за все время независимости военный флот был «чемоданом без ручки». Фактически страна, не имея реальных морских амбиций, вынуждена была содержать достаточно дорогую «игрушку». За все это время военные так и не нашли ему места в общей концепции обороны. Несмотря на то что на нашей территории по состоянию на 1991 год базировался достаточно мощный Черноморский флот, официальная Москва как напрямую, так и через свое политическое лобби сделала все, чтобы большая его часть отошла к Российской Федерации. Украине же в итоге досталось примерно 70 боевых кораблей, катеров и вспомогательных судов, в том числе фрегат, пять корветов и подводная лодка. Рассказать, в каком состоянии сейчас украинский флот, каковы затраты на его содержание и кто помогает нашей стране усиливать его боеготовность, Mind попросил военного эксперта, историка Михаила Жирохова.



Что представлял собой флот Украины по состоянию на март-2014? Двадцать лет украинский флот фактически деградировал. Каждый новый министр обороны начинал с того, что разрезал на металл очередной корабль (как правило, самый современный), толковые морские офицеры уходили на службу в российский флот, где денежное содержание традиционно было гораздо выше украинского. Благо, для этого никуда не нужно было переезжать – как наш, так и российский флот базировались буквально на одних стоянках в Крыму.

Поэтому фактически на момент аннексии Крыма в относительно пригодном для боевого применения состоянии были буквально несколько кораблей, в том числе флагман «Гетман Сагайдачный», корвет «Тернополь», корабль управления «Славутич» и большой десантный корабль «Константин Ольшанский».

Что потеряли во время аннексии полуострова? К концу марта 2014 года, несмотря на отдельные попытки сопротивления со стороны украинских моряков, российский спецназ под прикрытием местного населения и «самообороны Крыма» фактически взял под контроль весь флот. Под украинским флагом остались только суда, которые находились вне Крыма – фрегат «Гетман Сагайдачный», который выполнял антипиратскую миссию в Индийском океане и был возвращен в Одессу 5 марта, а также артиллерийский катер «Скадовск», и еще восемь кораблей и катеров обеспечения.


Однако флот потерял не только корабли, инфраструктуру и материальные запасы, но и самое главное – почти весь личный состав. Из 15 000 человек (из них 3000 гражданских служащих) по состоянию на лето 2017 года дезертирами числились 8000 человек. Фактически это те военные, которые перешли в российский флот. И это не считая гражданских и тех, кто просто ушел на пенсию.

Что Россия вернула, а что – оставила себе? Незначительно изменила общую картину и передача Россией через Беларусь трех малоценных боевых кораблей и 32 суден обеспечения – все возвращалось в непригодном состоянии, зачастую специально поврежденное. Так, например, ракетный катер «Прилуки» был возвращен без противокорабельных ракет «Термит».


Себе россияне оставили все боевые корабли, в том числе единственную подводную лодку, введенный в строй уже после распада Союза корабль управления «Славутич», десантный корабль «Константин Ольшанский», тральщики «Чернигов» и «Черкассы», три из пяти корветов, а также огромные запасы военного имущества. Сейчас Путин пытается играть в свою игру, предложив вернуть эти корабли Украине. Однако фактически боевой ценности они в большинстве своем не представляют, и в ближайшее время за небольшие деньги поставить их в строй будет невозможно.

Как теперь в Украине обстоят дела с флотом? К сожалению, именно финансирование с 2014 года является настоящим бичом для дальнейшего развития флота. Так, поначалу в условиях войны на Донбассе, когда очень скудные финансовые средства шли прежде всего на восстановление боеспособности сухопутных войск, основную роль в поддержании боеготовности флота играли волонтеры. С выделением некоторых средств удалось в какой-то мере восстановить боеготовность. В итоге были восстановлены несколько вспомогательных судов, в том числе килекторное судно «Шостка» и танкер «Фастов». Ремонту разной степени подверглись ракетный катер «Прилуки», водолазное судно «Почаев», фрегат «Гетман Сагайдачный», катера «Сватово» и «Сокаль».


Оперативно-тактическая структура флота в 2016 году была существенно изменена. Вместо довоенных военно-морских баз создали морские районы – в Черном и, впервые за украинскую историю, Азовском морях.

Вменяемая концепция применения флота была принята впервые за все время независимости, причем не без помощи западных специалистов. Наше высшее военно-политическое руководство отказалось от океанских амбиций и сосредоточилось на создании боеспособных частей – как морских, так и сухопутных – для защиты побережья в случае возможного проведения морской десантной операции силами российского Черноморского флота.

Видение будущего флота к 2030 году сформировано именно исходя из этого. Лидерами должны быть несколько корветов – в зависимости от финансирования речь идет о двух или трех – типа «Владимир Великий» (лидерный заложен в Николаеве в 2011 году, его готовность, по некоторым данным, составляет около 35%). А также о построении около 40 катеров прибрежного действия разного назначения: артиллерийских «Гюрза-М», ракетных «Лань» и десантно-штурмовых «Кентавр».

Эта долгосрочная программа уже реализуется – на сегодня в строй поставлены шесть бронированных артиллерийских катеров производства «Кузни на Рыбальском». По мнению командующего флота вице-адмирала Игоря Воронченко, в 2019 году ВМСУ получат первый ракетный катер типа «Лань». А это уже серьезная заявка на окончание проекта «Нептун» по созданию собственной противокорабельной ракеты.

Чем помогли США и страны – члены НАТО? Ситуация сложилась крайне интересная. Еще весной 2015 года у части наших военных были ожидания того, что буквально через месяц – два мы получим бывшие в употреблении корабли из состава флотов стран – членов альянса и за счет этого восстановим хотя бы довоенный корабельный состав. Однако время шло, а европейцы не спешили помогать. Исключением стали только американцы, которые передали для нужд морского спецназа аж пять быстроходных надувных моторных лодок типа Sea Force 11M и Willard Sea Force 730.


Однако весной 2017 года командование ВМСУ довольно неожиданно заявило о выходе на «финишную прямую переговоров о передаче со стороны США патрульных катеров типа Island. Эти корабли постройки 1991 года были выведены из состава Береговой обороны и активно передавались союзникам Вашингтона по всему миру. Однако, как оказалось, заявления остались только на бумаге. Дело в том, что американцы выставили целый ряд условий, основное из которых – капитальный ремонт боевых кораблей за украинские деньги на территории США. А наше законодательство не позволяет тратить бюджетные деньги на ремонт судов, которые формально не входят в состав флота. Как будет решаться эта дилемма – абсолютно непонятно.

В целом можно отметить, что новосозданные ВМСУ пытаются активно заниматься боевой подготовкой. Экипажи кораблей принимают участие во всех учениях сил НАТО, проводимых в Черном море. Неоднократно украинские корабли выходили на перехват кораблей российского Черноморского флота, подходящих к границе территориальных вод Украины. А буквально на днях ракетный катер «Прилуки» перехватил сухогруз с контрабандным грузом.

Каким будет обновление корабельного состава флота? В планах на 2018–2020 годы флотскими специалистами определен целый ряд первоочередных задач. Тут и модернизация фрегата «Гетман Сагайдачный», хотя на данный момент речь об оснащении его ракетным вооружением не идет, по всей видимости, ввиду отсутствия оного, и переоснащение судна проекта 502 (средний рыболовный траулер) в разведывательный корабль, и проектирование противодиверсионного и десантного катеров.

В целом же можно утверждать, что направление флота выбрано, и сейчас идет кропотливая каждодневная работа, которая вскоре должна принести первые реальные результаты.

mind.ua

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee