Мир входит в четвертую промышленную революцию. Автомобили уже бороздят просторы земной орбиты (привет, Маск!), все возможное и невозможное говорит о блокчейне, Big Data строит и разрушает политические карьеры, а виртуальная реальность сливается с привычной. Хайп вокруг IT-индустрии не спадает. И не спадет еще долго. А где повышенное внимание, там и домыслы разной степени тяжести. Не миновали они и украинский сегмент IT.


С одной стороны, на официальном уровне нашими айтишниками гордятся. Все-таки за считанные годы в Украине сама собой состоялась отрасль экономики, способная конкурировать по показателям с традиционными металлургией, агросектором, энергетикой. С другой же – для баланса – возникли неизбежные мифы.

 Удивляться не приходится. Страна выкарабкивается из череды кризисов, пытаясь нащупать точки роста. Старые экономические привычки отживают свое, новые еще не прижились. А тут IT: десятки тысяч человек, невесть откуда взявшиеся, зарплаты, привязанные к валюте, зарубежные проекты, ежегодные экономические приросты. Что же происходит на самом деле, Mind попросил рассказать Юрия Антонюка, главу украинского офиса EPAM, который в 2017 году был президентом ассоциации «ІТ Украины». Итак, почему экспаты не спасут Украину и как рабочие места могут быть важнее процентов в экспорте? И есть ли способ вывести украинское образование из штопора?
Миф №1: IT не вкладывает в украинскую экономику и не развивает ее.

В 2016 году сразу три IT-компании вошли в ТОП-20 лучших компаний Украины по финансовым показателям. Так посчитала Государственная фискальная служба, определяя позицию каждой компании по платежеспособности, стойкости и прибыльности. Соседями айтишников по рейтингу стали энергетические, фармацевтические, производственные и агрокомпании. Нельзя обойти и другой прирост – экспорт IT-услуг. Например, за 2017 год НБУ оценил его в $2,48 млрд. Ассоциация «IT Украины» называет цифру $3,6 млрд. В обоих случаях рост указывается около 20% по сравнению с 2016 годом. Расхождение абсолютных цифр связано с разными методиками подсчета.
Несколько миллиардов долларов и несколько процентов в структуре экспорта – заметный вклад. Но, пожалуй, не самый главный. Важнее этих цифр – создание рабочих мест, которые в IT-бизнесе появляются без каких-либо льгот или инвестиций со стороны государства.
По состоянию на сейчас в стране порядка 120 000 айтишников. До 2020-2022 года по разным прогнозам их станет больше 200 000. И они не существуют в вакууме, а создают вокруг себя дополнительные рабочие места.
Есть очень смелые оценки, что один IT-специалист «провоцирует» появление чуть ли не четырех новых рабочих мест.
Едва ли это так, но даже при соотношении 1:2 в течение нескольких лет мы выйдем на уровень полумиллиона рабочих мест. Даже для США, которые часто ставят в пример, эта цифра чувствительна. А что тогда говорить об Украине?
Есть еще один фактор. Имя ему – средний класс. Любую страну, в которой отсутствует средний класс, сложно назвать успешной. Создание нового культурного и экономического слоя людей, которые могут эту страну развивать, поважнее процентов в экспорте. И IT может в этом помочь.

 Миф №2: IT-специалисты массово выезжают из Украины, и отрасль вымывает мозги из страны.

Здесь логично спросить – почему же тогда число украинских айтишников растет?
Да, мы не пристегиваем разработчиков к батарее и не запрещаем им искать себя за границей. Но массовой эмиграции специалистов нет. Они видят, что в Украине можно работать, видят, что их уровень жизни в Украине намного выше, чем где-то за рубежом. Поэтому в 2018 году в рейтинг The Global Outsourcing 100 попало сразу 18 ІТ-компаний, которые были основаны в Украине или же имеют в стране свои офисы и R&D-центры- на 5 больше, чем в прошлом году. То есть они появляются здесь и развиваются, а украинский сегмент в целом наращивает темпы в мировой креативной экономике. Все больше глобальных проектов заходит в Украину, и у нас хватает ресурса для их сопровождения.
Нельзя сказать, что вообще никто не эмигрирует. Люди уезжают. Среди них те, кто сознательно решил попробовать жизнь в другой стране. Или хочет дать своим детям шанс на другой жизненный старт и другую карьеру – не все же хотят быть айтишниками. А за границей возможностей для самореализации в других сферах пока больше, чем здесь.
Если уж говорить о «вымывании мозгов», то беспокоит другая тенденция. Массово выезжают школьники и студенты.
Причем это упаковывается в красивую обертку. Даже некоторые депутаты говорят: вот поедут дети учиться за границу, приобретут знания – и вернутся домой развивать Украину. Но это идет вразрез с естественным течением вещей. Студенчество – это первое становление взрослого человека. Молодые люди приобретают друзей, заводят романтические отношения, связи, интересы, пробуют первые подработки. По окончании вуза – возможный вид на жительство и разрешение на работу. Какой смысл возвращаться и начинать здесь все заново?
Да, возможно, кто-то когда-то потом вернется. И в украинском IT такие примеры есть (среди них – и автор этих строк). Но таких людей единицы.
Эмиграция сильных специалистов, экспертной верхушки – это, конечно же, плохо. Эмиграция студентов – это катастрофа для будущего страны, это значит, что скоро специалистов просто будет не из кого растить. Но, самое главное, не будет талантливой молодежи для развития своей собственной страны.
Миф №3: IT – это bodyshop, специалистов отдают во временное «рабство» зарубежным компаниям.

Это классическая байка о сырьевой модели, дешевом труде и работе по чьей-то указке. «А вот если бы вы создавали крутые программные продукты, страна получала бы намного больше денег», – говорят ребята-скептики, приводя в пример стартапы.
Во-первых, чтобы сервисный (не сырьевой) бизнес был успешен, нужно уметь гораздо больше, чем просто продавать кому-то услуги «за дорого», а разработчику платить копейки. Международный бизнес нуждается в сложных ІТ-решениях и комплексном консалтинге. Это уже не аутсорсинг, а полноценный сервисный бизнес с полным циклом по построению IT- экосистемы. Наша команда глубоко погружается в бизнес-процессы каждого клиента, выстраивает с ним долгосрочные отношения и – что важно – дает максимальную экспертизу для его продукта.
Конечно, остались и обычные «аутсорсеры», которые изрядно усиливают миф о bodyshop, продолжая бизнес на экономии стоимости услуг. Но логика и тенденции развития глобального рынка приводят к снижению доли таких работ. И мерять отрасль по ним не стоит.
Во-вторых, если уж говорить о стартапах, нужно понимать, что, как правило, это слабо масштабируемый бизнес с точки зрения количества рабочих мест. Зачастую это 10, 20, 30 человек. Не говоря уже о том, где и как капитализируется их деятельность, и сколько стартапов вообще перерастает в прочную успешную структуру.
Мы можем и должны поддерживать стартапы, но в среднесрочной перспективе они не создают базу для формирования среднего класса.
Предположим, Украина как-то изменит законодательство, что капитализация стартапа будет происходить здесь. К чему это приведет? 10, 20, 100 талантливых людей станут миллионерами. Я только за то, чтобы Украина гремела на весь мир крутыми проектами и бизнес-историями. Но это будет капля в море, еще больше разделяющая общество на сверхуспешных и тех, кто не может этого достичь.
Задача развития страны заключается в создании массового количества успешных людей. В рамках Украины это сотни тысяч и миллионы человек. Только такие масштабы повлияют на страну в целом.
Миф №4: IT не занимается образованием.

Этот миф плотно пересекается с мифом о массовой эмиграции. Скажу так – мы себе не враги. Как себя будет чувствовать система образования, так в считанные годы это отразится и на индустрии. Причем любой. Поэтому в последние 5-10 лет IT-бизнес активно поддерживает образование, фактически став одним из немногих источников его дополнительного финансирования.
Все крупные игроки IT-рынка в той или иной степени работают с университетами, помогая студентам определиться с дальнейшей профессией. Мы поддерживаем их создавая специальные лаборатории и учебные классы, наполняем учебные программы реальным опытом на мировом уровне, выступаем меценатами для команд по программированию. Преподавателям даем возможность апгрейдить знания.
Государство вкладывает в высшее образование порядка $1 млрд ежегодно. При этом тратит его, размазывая ровным слоем по всем университетам страны, вместо того, чтобы дать эти деньги в 100 ключевых вузов.
Поддержать всех – это не поддержать никого. Пусть государство не финансирует неуспешных. Неуспешные, пускай постепенно, но должны уйти из этой сферы, как бы грубо это ни звучало.
Однако у меня нет розовых фантазий. Вся наша система построена на выборах, и никто не возьмет на себя роль политического камикадзе. Перестать финансировать 700 вузов, в которых учится 700 000 детей избирателей? Это будет социальный взрыв похлеще налоговых майданов. Люди привыкли: пусть мы платим взятки и не очень довольны системой, зато у нас государственное образование. А само государство эту проблему уже запустило.
Образование вошло в штопор, из которого выйти без радикальных шагов и потерь уже нельзя. Школьникам можно долго рассказывать по телевизору или в интернете, что реформы идут, что система изменилась, что везде теперь честные преподаватели и хорошие лекторы, которые будут ставить оценки только за знания, что в общежитиях не будут отключать газ и воду. Только они уже не поверят.
Миф №5: Украинским IT-компаниям неинтересны внутренние заказы и развитие технологий внутри страны
Это напрямую зависит от масштаба конкретной компании. Но даже IT-компании, которые заинтересованы во внутренних заказах, не могут забывать о рисках. Большая часть их связана с принципами конкурентной борьбы, которые на внутреннем рынке, скажем так, не вполне цивилизованны. Например, когда вместо честной конкуренции организовывается «маски-шоу». Не говоря уже об обычной коррупции.
Есть и объективная причина – на внутреннем рынке нет спроса на сложные IT-решения. Люди, которые развивают бизнес в Украине, в лучшем случае покупают необходимое оборудование за границей и впридачу к нему – программное обеспечение. Им не до местных разработок.
Но здесь-то государство как раз может и должно поучаствовать. Например, сейчас оно вполне осознанно поддерживает экологические индустрии – солнечные электростанции, электромобили. Почему по такому же принципу поддержать даже не IT-индустрию, а те индустрии, которые будут пользоваться внутренним IT-продуктом? Почему не дать льготу предприятию или бизнесмену, если они будут закупать внутреннее IT-решение, и за счет этого повышать цифровизацию всей страны? Этот простой шаг, который мог бы стать очень полезным. И роль государства здесь самая активная.

mind.ua

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee