Как Украина решила обратить в свою пользу сельскохозяйственную жилку и заместить к 2020 году свыше 9 млрд куб. м природного газа биотопливом

Формально Украина развивает все виды возобновляемой генерации, но почему-то из 100% станций на биомассе или биогазе используют в энергосистеме всего 5%. Значит ли это, что в сельскохозяйственной стране станции на биомассе никого не интересуют?

Вовсе нет: сельскохозяйственные холдинги превращают отходы в биогаз и электроэнергию, инвесторы развивают целые сети котельных и теплостанций на биомассе. Появляются даже специализированные холдинги, которые объединяют заготовку биомассы, собственные станции и поставку тепла и электроэнергии потребителям.

Но все равно — в Украине используется только 11,6% от имеющегося ресурса биомассы. Почему так происходит и как решают проблему?

Украинский вектор

В 2014 году был принят Национальный план действий по возобновляемой энергетике до 2020 года. 2014 год отметился очередными трудностями в закупке природного газа у российского "Газпрома", в т. ч. на фоне военных действий. Поэтому, вдобавок к экологической составляющей, план уделил внимание необходимости сократить потребление природного газа в Украине как части энергонезависимости страны. К 2020 году в стране на 9,2 млрд куб. м должно сократиться потребление природного газа, а доля биоэнергетики должна вырасти в 3,5 раза.

Но из запланированных к 2020 году 950 МВт электростанций на биомассе и биогаза, на июнь 2017 года достигнуто только 38,7 МВт мощности. Ежегодный прогресс в замещении природного газа биотопливом в 2010-2015 годах почти не меняется и составляет 26%.

По данным "Биоэнергетической ассоциации Украины" (БАУ), в 2015 году производство биотоплив и отходов выросло на 38% и эквивалентно 3,26 млрд куб. м природного газа, но поскольку часть ресурса экспортируется, в Украине заместили всего 2,63 млрд куб. м природного газа. Поэтому в ассоциации считают, что с нынешним трендом Украина не успеет к 2020 году выполнить Национальный план действий по ВИЭ: из запланированных 7,2 млрд куб. м природного газа заместят только 4,11 млрд куб. м.

По мнению главы БАУ Георгия Гелетухи, потенциал роста использования биогенерации выше в производстве тепла: по этому показателю из 5 млн тонн нефтяного эквивалента в конечном энергопотреблении страны, которые нужно иметь к 2020 году, в 2015 году достигли 2,1 млн тонн нефтяного эквивалента.

Ресурсный потенциал

По данным БАУ за 2015 год, в Украине из всех видов биотоплива отметку "используется свыше 80%" пересекли только древесина и шелуха подсолнечника. И из 8,5 млн тонн древесины для энергетики сжигают свыше 6,8 млн тонн дров и 829 тыс. тонн щепы, на экспорт уходит 402 тыс. тонн щепы. Древесина, переработанная в гранулы, либо сжигается в Украине — 240 тыс. тонн, либо экспортируется — 150 тыс. тонн.

Что касается шелухи подсолнечника, то уже в 2015 году использовалось свыше 81% доступного ресурса: из производимых в стране 1,4 млн тонн использовалось 1,1 млн тонн (442 тыс. тонн сжигалось и 724 тыс. тонн перерабатывалось в гранулы).

По остальным видам топлива ситуация одновременно грустная и оптимистичная: жом сахарной свеклы используется всего на 4,3%, а солома зерновых — всего на 2,4%. Причем, если жом используют внутри аграрных холдингов в Украине, то почти половина соломы в качестве гранул экспортируется зарубеж.

Таким образом, практически не задействован в энергетике и теплогенерации огромный потенциал биомассы: свыше 10 млн тонн соломы, 12,1 млн тонн стеблей и корзинок подсолнечника, свыше 4 млн тонн жома сахарной свеклы и 30 млн тонн животного и птичьего помета.

Кто и как развивает биоэнергетику

Совершенно неслучайно чаще всего используется топливо с уже налаженной системой заготовки и логистики — древесина и шелуха подсолнечника. Древозаготовка — стара как мир, а шелуха подсолнечника — побочный продукт работы маслозаводов. А вот, когда в сельском хозяйстве требуется дополнительное взаимодействие, например, заготовка соломы зерновых и стеблей подсолнечника, глубина использования биомассы плачевна — она просто сжигается на полях.

Поэтому биогазовые станции работают на собственном аграрном сырье и являются частью вертикально интегрированных производств. Например, биоэнергетический комплекс (БЭК) "Астарты" в Глобино (Полтавская обл.) состоит в промышленном кластере с соседними предприятиями компании — сахарным и соеперерабатывающим заводами.

БЭК перерабатывает промышленные отходы заводов, пожатвенные остатки, силос сорго и подает обратно на заводы биогаз. Мощность БЭКа — 150 тыс. куб. м биогаза в сутки, что заменяет 75 тыс. куб. м природного газа.

"Биогаз замещает до 50% нужного газа в период переработки сахарной свеклы и до 70% — в период переработки сои", — рассказали в пресс-службе компании.

С помощью БЭКа "Астарта" решает проблему отходов с двух заводов и работает над энергонезависимостью. В частности, сначала проект предназначался только для сахарного завода, затем биогазопровод построили еще и на соеперерабатывающий завод. В 2016 году компания решила продолжить инвестиции в биоэнергетику и построить когенерирующую электростанцию, мощностью 12 МВт.

Гелетуха отмечает, что в производстве тепла наблюдается схожая тенденция — в особенности, когда дело касается крупных компаний. Например, "Котлозавод Кригер", "Саликс Энерджи", группа компаний "Укртепло" и "Колбе Пауэр Групп" самостоятельно заготавливают древесную щепу.

Трудности работы

Из-за быстрой окупаемости в Украине активнее развиваются именно станции для производства тепла. По словам Гелетухи, они требуют и меньших инвестиций.

Но самые выгодные с точки зрения прибыльности, проекты сталкиваются с рядом проблем. Первая и главная проблема для котельных и ТЭЦ на биомассе — закрытый рынок поставок тепла населению из-за немонетизированных субсидий.

Население не получает субсидии напрямую, деньги проходят через систему клиринговых расчетов — от государства к поставщику услуги и обратно. В систему до сих пор включены только производители тепла из природного газа и угля, поэтому котельные на биомассе/биогазе не могут поставлять тепло и горячую воду субсидиантам.

Но станции на биомассе уже допустили к рынку бюджетных и муниципальных учреждений. Оплата в таких случаях обеспечивается из защищенных статей бюджета, поэтому в некоторых областях Украины, к примеру, в Днепропетровской области, начался настоящий бум строительства котельных.

Еще одна проблема возникает при присоединении к существующей системе теплоснабжения. Присоединение нового участника — риск для местной теплосети, которая вынуждена будет соревноваться с более дешевым теплом и обеспечивать его своевременную доставку.

Один из примеров сосуществования местной теплосети и установки на биомассе есть в Днепре: котельная 10,5 МВт обеспечивает тепло и горячую воду для четырех больниц. Как отмечает директор компании "Альтернативные энергоресурсы" Станислав Кругляк, у больниц сохранилось присоединение к городской теплосети. Если у руководства будет желание, больницы снова могут вернуться к предыдущему поставщику. Однако, на самом деле, это не котельная "Альтернативных энергоресурсов" подключена к общей системе отопления города, а больница — и котельная может поставлять тепло пока только ей.

Окупаемость проекта

Скорость возврата инвестиций зависит от типа установки (котельная, теплоэлектроцентраль, теплоэлектростанция). По оценке БАУ, проекты, работающие в режиме ТЭЦ и генерирующие одновременно тепловую и электрическую энергию, окупаются быстрее, чем ТЭС, которые генерируют только электроэнергию. В частности, ТЭЦ с турбиной мощностью 6 МВт генерирует электроэнергию и дает дополнительно 35 МВт тепла, окупается в два раза быстрее, чем ТЭС, мощностью 6 МВт, полностью рассчитанная на генерации электроэнергии.

При использовании собственных средств для строительства, ТЭЦ на древесной треске окупится за 3,5 года, а ТЭС — за 7,1 года. Котельная на биомассе, мощностью 10 МВт, предназначенная только для генерации тепла окупится за 5 лет.

По словам Гелетухи, строительство за привлеченные средства (кредит на 60% капитальных затрат, под 8% в евро, с отсрочкой платежей по телу кредита на год) будет окупаться дольше: котельная — за 5,9 года, ТЭЦ — от 4 до 5,2 года, ТЭС — за 8,6 года.

В Украине проекты биоэнергетики кредитуются как международными, так и отечественными банками и финансовыми организациями: ЕБРР, IFC, Мировой банк, NEFCO, Укргазбанк, Райфайзен Аваль, Укрэксимбанк, OTP Bank.

Участники рынка уточняют, что ситуация с получением кредита упростилась, когда Верховная Рада утвердила стимулирующий тариф для теплогенерации на биомассе — 0,9 от действующего местного "газового" тарифа. Т. е. собственник проекта может показать доходность и окупаемость на годы вперед и подтвердить таким образом собственную платежеспособность.

delo.ua

e-max.it: your social media marketing partner

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee