Постоянный автор «Думской», завкафедры истории Украины Южноукраинского педуниверситета доцент Андрей Красножон рассказывает о начинающихся работах по ремонту северной стены Аккерманской крепости.

26 августа в Белгород-Днестровскую крепость завезли первые материалы для укрепления аварийной северной стеной стены этого знаменитого средневекового памятника. Проблеме без малого 130 лет. Наконец, дело сдвинулось с мертвой точки.

Автором проекта является профессор Иосиф Подольский. Подрядчик – ООО «Відбудова». Несколько лет политическая ситуация в области не позволяла приступить к реализации проекта.
Береговой обрыв, над которым повисла северная стена, планируют подпереть десятью бетонными контрфорсами, основания которых лягут на буронабивные сваи. Беспокойство вызывает тот факт, что скважины под сваи будет бурить машина Bayer Bg-40 весом 120 тонн с высотой стрелы 27 м. Бурение запланировали совсем рядом с сохранившимися историческими стенами XV века. Как они поведут себя во время передвижения техники и бурения, не обрушатся ли от вибраций, предугадать крайне сложно. Посему перед подрядчиком стоит задача почти ювелирная: окончательно не обрушить то, что планируется спасать.
Три государства, власть которых распространялась в разные годы на Аккерман, так и не смогли решить проблему северной стены: ни царская Россия, ни советская власть, ни румынское королевство.
Северная стена начала разрушаться во второй половине 1850-х годов в связи с сооружением рядом с крепостью каменного причала РОПиТ («Российское общество пароходства и торговли»). При северо-западных ветрах на участке между берегом и телом причала нагнеталась критическая масса лиманной воды, которая постепенно размыла коренные породы под цитаделью и северной стеной.
Первое в истории крепости фото Иосиф Мигурский сделал как раз с этого причала. Это последнее ее изображение до обрушений, начавшихся вскоре. Вода размыла нижнюю террасу коренного берега, подобралась к кромке верхнего берегового плато, превратив живописный некогда участок исторической застройки в руины.
После обрушения нижнего пояса стен уже больше ничто не удерживало верхнюю, куда более массивную стену крепости. Она соединена с башней №1 Военного двора и цитаделью. Основание стены буквально повисло в воздухе над 14-ти метровым обрывом. Конструкция подалась вперед, образовался заметный крен. Массивная стена потащила за собой одну из башен цитадели, у квадратной башни Военного двора появились широкие осадочные трещины.
Первым забило тревогу Одесское императорское общество истории и древностей. В июне 1896 года памятник был выведен из подчинения местных городских властей и передан под надзор Общества по предписанию бессарабского губернатора и с разрешения министра внутренних дел.
Акт приема-передачи с одесской стороны подписал известный исследователь крепости проф. А. А. Кочубинский. Со стороны местных властей свой автограф оставил полицмейстер Ф. Кузнецов. В документе так и написано «Крепость сдал аккерманский полицмейстер Ф. Кузнецов».
Кочубинский принял «первые меры для поддержки старины», с сожалением констатируя: «Крепость в настоящем состоянии – более или менее одни развалины. Всякий кто как хотел, тот так и тормошил ее многовековые стены».
В мае 1900 г. сотрудник Общества и директор археологического музея в Одессе Эрнст фон Штерн снова указывает на угрозу обрушения северной стены, проинспектировав ее состояние. Он пишет в отчете: «Горожане активно разрушают скалы на берегу лимана под крепостью, и эта вода постепенно подмывает насыпь, на которой расположена цитадель. Удержать или предотвратить этот постепенный и неминуемый прогресс естественного разрушения при помощи сооружения сильных контрфорсов со стороны лимана, Общество не в силах. Подобная работа стоила бы много десятков тысяч рублей».
Максимум на что нашлись средства – на облицовку трещин в одной из башен цитадели и закладку входа в нее.
В 1918 году Бессарабия переходит под власть королевской Румынии. Внимание к Аккерману (переименованному в Четатя Албе) беспрецедентное. Средневековая молдавская крепость позиционируется как памятник культурного наследия румынского народа и как прямое доказательство правомерности территориальной экспансии в Бессарабии. Монархи из Бухареста дважды посещают город и крепость. Здесь начинаются крупнейшие за все годы исследования средневекового города. Археологические раскопки проводятся профессором Григорием Авакяном, под эгидой Военного музея Бухареста.
В1926 г. мэром Четатя Алба становится археолог профессор Ясского университета Пауль Никореску (случай уникальный). Инспектируя памятник средневекового зодчества, доставшийся от прежней власти, ученый с сарказмом отмечает: «Войдя в крепость, справа мы видим руины здания, которое русские построили (гауптвахта, — Авт.), а слева – руины здания, которое русские разрушили (турецкая мечеть с минаретом, — Авт.)».
По инициативе Никореску разворачиваются масштабные реставрационные и ремонтные работы по всей территории памятника. Но основное внимание уделено укреплению северной стены. Не располагая средствами на полный крепеж склонов, Никореску ограничился наиболее опасными в аварийном отношении участками. Так в 1926 году на берегу возникла трехчастная арочная конструкция под скальным основанием цитадели, а рядом – высокий контрфорс, подпирающий остатки нижнего пояса северной стены. Правда, первопричина обрушений так и не была устранена – стены по-прежнему находились в опасной близости от уреза воды.
В 1964-м начинается новый этап ремонтно-рестраврационных работ. Советская власть вложила огромные средства в содержание и благоустройство памятника. Однако до северной стены снова так и не дошли руки. Здесь ограничились локальными работами. Симметрично румынскому контрфорсу, у трехчастной арки, появился второй такой же. То есть, коммунисты последовали примеру «проклятых румынских оккупантов».
Зато берег напротив склонов существенно отвели — путем искусственной подсыпки. Лиман больше не подмывал стены.
Два контрфорса и арки так гармонично вписались в панораму фасада крепости, что новодел до сих пор воспринимается обывателем как оригинальные, исторические конструкции. Этот вид крепости с лимана стал визитной карточкой города, в чем легко убедиться с помощью «Гугла».
С тех пор и до нынешних дней на участке северной стены сохраняется стабильно критическая ситуация. Усугубилась она в лихие 90-е, когда античные слои под фундаментом стены со стороны лимана стали подрывать «черные археологи».
А в декабре прошлого года под верхним поясом стен провели охранные раскопки уже официальные археологи, срыв еще часть склона, на которую опиралась стена (в рамках подготовки участка к противоаварийным работам). После этого задерживать восстановление стены стало просто опасно для памятника. Тем не менее, начало работ растянулось еще на полгода из-за бюрократической волокиты.
И вот в конце августа 2016 г. первая машина с металлоконструкциями для свай появилась у стен крепости. Впервые за 130 лет мы имеем шанс больше не переживать за судьбу уникального комплекса на этом наиболее опасном участке. Вопрос, как, когда и с какими последствиями для шедевра средневековой фортификационной архитектуры эти работы будут произведены.
Автор – Андрей Красножон, специально для «Думской»

Новости Одессы

e-max.it: your social media marketing partner

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee