В последнее время общество обсуждает предложенный Минфином законопроект, который после общественных обсуждений предлагается представить на рассмотрение в Верховную Раду. Речь идет о проекте закона «О внесении изменений в Налоговый кодекс Украины и Закон Украины «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг».


Безапелляционно можно подтвердить только насущную необходимость в определенных изменениях, связанных с введением контроля за дистанционной (через интернет) торговлей, с применением более жесткой ответственности субъектов хозяйствования за совершение ими операций по поставке товаров (работ и услуг), нарушающих права потребителей. Но решает ли предложенный законопроект поставленные перед ним цели, обеспечит ли действенные механизмы влияния и будет ли без проблем регулировать отношения между субъектами предпринимательской деятельности и потребителями – об этом Олег Добровольский, партнер юридического объединения ID Legal Group, рассказал в колонке для Mind после более детального ознакомления с законопроектом.

 Итак , что имеем сегодня? Валовая доля интернет-продаж – это продажи через организационную форму хозяйствования – физическое лицо предприниматель (ФЛП). При этом, по данным статистики ГФС, в Украине по состоянию на 31 декабря 2017 года было зарегистрировано почти 1,8 млн человек, ведущих предпринимательскую деятельность. Из них упрощенную систему налогообложения применяют более 60%. Из указанного количества большая часть – это плательщики единого налога II группы, то есть с декларируемыми оборотами до 1 млн грн, которые осуществляют наличные расчеты с потребителями.
При этом, учитывая нынешние положения законов «О защите прав потребителей» и «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг», такие ФЛП вполне законно не применяют регистраторы расчетных операций, выдавая покупателю только товарный чек, чаще всего выписанный вручную, или выдают нефискальный чек – документ, который удостоверяет сделку по продаже, однако не используется и не контролируется для целей налогообложения.
Отсутствие обязанности вести документальный учет запасов вызывает ситуацию, когда такой ФЛП:
Имеет возможность по своему усмотрению регулировать объемы выручки, которую он декларирует в своей отчетности, чтобы «не вылететь» с упрощенной системы налогообложения, таким образом минимизируя свою налоговую нагрузку.Успешно привлекается к хозяйственным операциям субъектами хозяйствования – юридическими лицами для минимизации их налоговой нагрузки.Имеет возможность избежать ответственности при нарушениях законных прав потребителей, поскольку документальное оформление хозяйственных операций не позволяет в полной мере применить к нему такую ответственность.Следует отметить, что упрощенная система налогообложения -– это реальная возможность осуществлять предпринимательскую деятельность для лиц, которые не требуют от государства обеспечить им рабочие места и возможность получать достойные доходы для собственного обеспечения и обеспечения своей семьи. Поэтому очень важно, чтобы регуляторные механизмы, которые могут быть введены законопроектом, были, с одной стороны, справедливыми для всех участников правоотношений, а с другой – не усложняли ведение деятельности для ФЛП до непосильного в их реализации уровня.
Что предлагает законопроект? Во-первых, для целей установления максимального объема контроля за расчетными операциями Минфин намерен ввести электронную систему учета данных регистраторов расчетных операций (СУД РРО), предусматривающую возможность получать сведения о тех или иных операциях по продаже, проведенных с применением РРО.
Электронная система учета. Как работают электронные системы в ГФС,  ярко иллюстрирует система электронного администрирования НДС (СЭА НДС). И говорить об упрощении процесса администрирования расчетных операций с введением СУД РРО можно будет не раньше, чем через несколько лет после реального запуска такой системы.
В тоже время не предвидится изменений в пункт 296.10 ст. 296 НКУ в части ведения хозяйственной деятельности без применения РРО при объемах до 1 млн грн. Поэтому валовой объем расчетных операций той части бизнеса, которая платит ЕН на II группе ЕН (речь о нем шла выше), рискует так и остаться бесконтрольным. Стоит отметить, что предложенные изменения в НКУ предусматривают, что СОД РРО будет наполняться не только электронными копиями фискальных отчетных чеков (все такие чеки уже сегодня дублируются в ДФС), но и электронными копиями расчетных документов (отличающимися от фискальных чеков РРО).

 Но возникает вопрос: а где же механизм наполнения СУД РРО отличающимися от фискальных чеков расчетными документами? Сухая фраза «порядок функционирования СУД РРО определяется центральным органом исполнительной власти, который обеспечивает формирование и реализует государственную финансовую политику» наталкивает на мысль, что до полной реализации этого механизма еще очень далеко, и вопрос о неприменении РРО с объемами до 1 млн грн остается открытым. Ведь гораздо проще обязать всех субъектов хозяйствования применять фискальные РРО, чем расширять механизмы сбора информации на другие расчетные документы и источники их подачи.
Расчетная операция. Для целей усиления ответственности продавцов изменениями в закон «О применении регистраторов расчетных операций в сфере торговли, общественного питания и услуг» предполагается существенное расширение понятия «расчетная операция». К которой, в том числе, будет относиться не только факт приема средств, но также, при дистанционной торговле, факт передачи товара с отсрочкой платежа или частичной оплатой за пределами предприятия в случае доставки средствами продавца, а еще – факт передачи товара субъекту хозяйствования с оплатой через финансовое учреждение при доставке третьими лицами. Законодатели детально прописывают, как документально должна быть оформлена операция по продаже товара с применением дистанционной торговли.
Внедренными требованиями понятие расчетной операции будет распространяться на операции, где фактически расчеты еще не проведены. Существует вероятность, что такие расчеты проведены не будут, ведь процент возвратов товаров при дистанционной торговле достаточно велик. В таком случае и без того существенный риск продавца, что товар не будет фактически оплачен (вследствие отказа покупателя получать товар), усиливается риском возможной жалобы покупателя на несоответствующее документальное оформленияе операции.
Штрафные санкции. Особого внимания заслуживают предложенные штрафные санкции, которые по своей величиной не превзошли только штрафы по контролируемым операциям в ТЦО. Все остальные размеры штрафов превышены: двукратная стоимость выявленного нарушения, но не менее 850 грн, при повторном нарушении – пятикратная стоимость выявленного нарушения, но не менее 1700 грн.

mind.ua

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee