Какие тенденции стимулировали изменения в стратегии развития сектора на протяжении 2017 года



Нефтегазовый бизнес – один из самых консервативных. Но ситуация в современной экономике и геополитике стремительно меняется. Это заставляет отрасль и компании, которые в ней работают, быстрее адаптироваться к непривычным условиям, чтобы эффективно развивать деятельность, оптимизировать издержки и не упустить новые возможности для получения прибыли.
Mind постарался выделить энерготренды, способные повлиять на развитие бизнеса НАК «Нафтогаз Украины». Они особенно актуальны в контексте реформы госхолдинга, которую правительство стремится реализовать с 2014 года после обострения политических отношений с Россией и начала войны на Донбассе.


Адаптация бизнес-модели
В нестабильных условиях на мировой политический арене стало трудно принимать стратегические решения и строить планы на будущее. Нефтегазовые компании должны принимать во внимание любые риски и проявлять определенную осторожность, чтобы их проекты были рентабельными, а инвестиции приносили прибыль. Это приводит к возникновению новых, более эффективных бизнес-моделей в отрасли. Возможности больших холдингов истощены. Поэтому модель единой интегрированной компании находится в стадии замены альянсами, способными к эффективному управлению проектами.
В консалтинговой компании PwC прогнозируют, что к 2020 году произойдет переход от доминирования крупных нефтегазовых компаний широкого профиля к компаниям, специализирующимся на более узких аспектах рабочей среды. Это потребует создания новых форм сотрудничества между организациями, способных уравновесить специфичные наборы навыков каждого участника рынка.
Иллюстрацией такого факта может служить возникновение альянса British Petroleum (BP) и специализированной нефтедобывающей компании Kosmos Energy для проведения разработки в Мавритании и Сенегале, который позволил уравновесить технические навыки добычи международного холдинга и более мелкого конкурента, владеющего специфическими технологиями.
Децентрализация энергетики
Расходы на электроэнергию для многих промышленных предприятий – одна из важнейших статей затрат. Нефтегазовый бизнес – не исключение. Компании стараются максимально мобилизовать ресурсы и минимизировать расходы в нестабильных условиях. Поэтому распределенная генерация, то есть расположенная максимально близко к потребителю, становится одним из важных факторов формирования новой конкурентной среды.
К тому же централизованная энергосистема постепенно стареет, напоминая о своем возрасте авариями и перебоями в энергоснабжении. А распределенная энергетика способна эффективно решить эту проблему и избежать рисков, связанных с прекращением подачи электричества и остановкой производства.
По оценке KMPG, доля выработки электроэнергии в мире на традиционных крупных тепловых и атомных станциях, которая еще совсем недавно составляла 75%, к 2030 году сократится до 32%. Распределенная энергетика наступает на централизованную и увеличит свою долю за этот период более чем в два раза – с 15 до 39%.
Предпосылки для таких изменений, получивших название «энергетический переход», возникли в 1980-е годы, когда появились новые технологии производства электроэнергии. Они позволили создавать недорогие и эффективные газовые электростанции небольшой мощности. Дополнительным стимулом стало последующее развитие энергосберегающих технологий и возобновляемых источников энергии. Они повысили возможности свободного выбора для потребителей альтернативных решений энергоснабжения, в том числе запускать собственные малые электростанции.


Привлекательность возобновляемой энергетики
Эволюция технологий производства энергии из возобновляемых ресурсов и снижение их себестоимости привлекают бизнес. Эта тенденция не прошла мимо внимания транснациональной компании BP, которая на прошлой неделе объявила об инвестициях не в традиционную для нее нефтяную отрасль, а в солнечную энергетику. 15 декабря стало известно о покупке ВР 43% акций Lightsource Renewable Energy за $200 млн.
Lightsource – это крупный европейский игрок в своей отрасли, компания строит объекты солнечной генерации и управляет ими. В настоящее время она управляет 2 ГВт солнечных электростанций, в том числе крупнейшей европейской плавучей солнечной электростанцией на 6,3 МВт.
Эта сделка для BP стала возвращением в солнечную энергетику. В начале 2010-х годов концерн уже был игроком этого рынка и производил солнечные модули под собственным брендом. Но в то время развитие такого бизнеса оказалось неудачным, он был закрыт, потому что солнечные панели BP не смогли конкурировать с китайскими.
Теперь ситуация изменилась, и BP спешит составить компанию своим конкурентам из Total, Shell и ExxonMobil которые уже присутствуют в солнечной энергетике. Норвежский нефтегазовый госхолдинг Statoil также является инноватором в технологиях чистой энергетики, которые являются важной частью его бизнеса. К 2030 году компания планирует направить 15–20% своих инвестиций в возобновляемые источники.
Распространение СПГ
Сжиженный природный газ становится все более популярным на мировом энергорынке. В некоторых европейских регионах он способен если не полностью заменить трубопроводный газ, главным продавцом которого остается Россия, то составить ему серьезную конкуренцию. Основные поставщики в регионе – Катар, Алжир, Норвегия и США. Небольшая партия американского СПГ, закупленного на польском терминале в Свиноуйсьце, недавно поступила на украинский рынок.
Для диверсификации поставок и развития конкуренции страны Евросоюза активно продолжают развивать инфраструктуру для приема СПГ. А добывающие компании в странах-производителях с энтузиазмом инвестируют в проекты для производства сжиженного газа. Этот тренд поддерживает также российский бизнес («Газпром», НОВАТЭК, «Роснефть»), пытаясь стать частью экспансии СПГ на рынке. Первая партия российского СПГ с Ямала недавно поступила в Великобританию.
Об актуальности стратегии развития СПГ-инфраструктуры в Европе снова заговорили на прошлой неделе на фоне крупнейшей аварии на газовом хабе в австрийском Баумгартене – это центральный узел распределения российского газа в ЕС. В результате взрыва были нарушены поставки газа в Австрию, Чехию, Италию, Венгрию и Словению. Цены резко возросли.
Хаб в Баумгартене пропускает 30% газа «Газпрома», который идет через транзитный коридор Украина-Словакия-Германия. 70% – это ресурс газопроводов Ямал-Европа и Nord Stream. Поэтому факт аварии и ее масштабы будут наверняка использованы «Газпромом» для того, чтобы усилить лоббирование в Брюсселе газопровода Nord Stream-2, который может не только стать подспорьем в решении техногенных проблем, но и приведет к потере Украиной доходов от транзита российского газа.
Развитие инновационных технологий
Хотя нефтегазовая отрасль не демонстрирует стремление использовать совсем новые разработки, ей может оказаться полезным развитие технологииBlockchain, обсуждение которой в уходящем году стало одной из самых популярных тем в мире.
За счет технологии распределенного реестра работа, связанная с бумагами, может быть значительно упрощена. Но только в том случае, если эта технология будет гарантировать безопасность. А технологии криптовалют открывают новые возможности для привлечения финансирования в проекты и сотрудничества с инвесторами.
Глава Mercuria Марко Дунанд прогнозирует, что технология распределенного реестра придет в нефтегазовую индустрию в ближайшие три года. Хотя ее внедрение потребует значительных капиталовложений, в долгосрочной перспективе компании только выиграют. Ведь технология способна оптимизировать все отраслевые процессы (в том числе финансовый учет и обмен информацией), кроме добычи. По расчетам Дунанда, результатом станет экономия времени и финансовых ресурсов на 30%.

mind.ua

e-max.it: your social media marketing partner

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee