Как выглядит в цифрах жесточайший в истории Украины банковский кризис и причем здесь Нацбанк? Рассказывает Совет НБУ



Совет НБУ выступил с оценкой действий правления регулятора — отчет охватывает период, начиная от 2015 года. Сам документ во многом дублирует выводы из Отчета о финансовой стабильности НБУ, который был опубликован в конце июня.

Но примечательно здесь не это: в своем заключении Совет НБУ во главе с известным кейнсианцем и критиком политики инфляционного таргетирования Богданом Данилишиным не просто констатирует проблемы в украинском банковском секторе, но и указывает, в чем конкретно руководство НБУ допускало основные ошибки.

Цифры, которыми в своем исследовании оперирует Совет Нацбанка, преимущественно были известны и ранее. В первую очередь это потери экономики от кризиса 2014 — 2017 годов, затраты бюджета на спасение/ликвидацию последствий проблемных банков, доминирование государства в банковском секторе, а также вопрос "плохих" кредитов.

В некоторых наиболее проблемных моментах НБУ допускал ошибки или вмешивался в ситуацию несвоевременно, считают в Совете. Это непоследовательность при "очистке" банковского сектора, вопрос "Привата" и политика ставок. В отдельных случаях, по мнению Совета, именно нерешительность Нацбанка привела к дополнительным убыткам для госбюджета.

Поздно национализировали "Приват"

Именно Нацбанк был одним из главных идеологов национализации "Привата": о проблемах со связанными кредитами банка в НБУ знали, вместе с экс-собственниками регулятор даже разработал программу погашения связанного портфеля. Но осенью 2016 года оказалось, что "Приват" выполнять ее не намерен — в итоге банк был национализирован. НБУ практически сразу оценил потребность в докапитализации банка на 148 млрд грн, а итоговая сумма оказалась еще большей — 155 млрд. Банк спасали путем выпуска Минфином ОВГЗ — то есть за счет увеличения госдолга.

По оценкам НБУ (тот же отчет о финстабильности), на каждого украинца пришлось по 3,5 тыс. грн затрат на докапитализацию "Привата". В Совете считают, что госзатраты на "проблему "Привата" могли быть меньшими, если бы решения Нацбанка были более своевременными.

"Для пополнения капитала банка государство уже потратило эквивалент 5% ВВП, а учитывая решение о еще одном этапе докапитализации на 38,5 млрд грн, эта цифра может вырасти до 7%. Совет Нацбанка констатирует недостаточную работу правления НБУ по надзору за деятельностью ПриватБанка. В результате стабилизировать ситуацию и минимизировать убытки не удалось", — говорится в отчете Совета.

Потребность в дополнительном финансировании возникла и в случае с другими госбанками: на рекапитализацию Ощадбанка и Укрэксимбанка государство потратило в 2014-2017 годах 2,4% ВВП. Избежать этого можно было бы за счет усиления требований к госбанкам на предмет корпоративного управления. Более влиятельными должны быть и их набсоветы. С продвижением этих изменений НБУ тоже не справился.

В целом история с "Приватом" породила один из серьезнейших системных рисков не только для банковского сектора, но и для всей экономики: доля государства по чистым активам банков достигла 56%. В госбанках хранится 62% всех депозитов украинцев. Из-за этого банки все больше отказываются от своих классических функций в пользу заработка на обслуживании потоков из госбюджета, инвестируя свободные средства в ОВГЗ и депозитные сертификаты НБУ, а не в кредитование.

Переусердствовали с банками

96 банков за 3,5 года — таков итог "очистки" банковского сектора в исполнении НБУ. С начала 2017 года банкротами стали 6 финучреждений (среди них и крупные "Платинум" и Диамантбанк). Сейчас в Украине официально работают 90 банков.

"Очищение" банковского сектора происходило без оглашения Нацбанком четкой программы реформирования системы, что привело к существенной неопределенности в работе, как банков, так и юрлиц и населения. Недостаточно обоснованными выглядят решения НБУ по выводу с рынка платежеспособных банков, видны разные подходы к самому вопросу "очищения". Потребности экономики и характер развития банковского сектора не были учтены. Позитивные достижения "очистки" во многом нивелируются большими финансовыми потерями", — считают члены Совета НБУ.

Их также волнует программа увеличения минимального капитала банков. С 11 июля это 200 млн грн, но дальше год от года требование ужесточается: уже в 2019 году банкам нужно будет нарастить свои уставные капиталы, как минимум, до 400 млн грн. В Совете НБУ считают такие меры слишком жесткими, приводя в пример практику ЕС, где минимальный капитал для финучреждений ограничен 5 млн евро (приблизительно эквивалентно 200 млн грн). Совет предлагает Нацбанку остановиться именно на такой отметке.

Не стимулируют кредитование

В 2014 году ВВП сократился на 6,6%, в 2015-м — на 9,8%. Ряд предприятий обанкротились, кредитование, по сути, остановилось. Реакцией НБУ на это было резкое повышение учетной ставки: сначала с 6,5 до 14% в 2014 году, а потом сразу до 30% в марте 2015-го.

"Дальше регулятор начал постепенно снижать ставку с 30% в августе 2015 года до 14% в октябре 2016-го. В мае этого года учетная ставка снизилась до 12,5%. Но все эти действия практически не повлияли на активизацию кредитования реального сектора", — отмечает Совет НБУ.

Одним из сдерживающих кредитование факторов в Совете называют и новые правила по оценке банками кредитного риска (351 постановление НБУ). Кроме того, что обновленный подход увеличил уровень неработающих кредитов в банковском секторе до 56%, это препятствует выдаче банками новых кредитов. 351 постановление вынуждает финучреждения формировать резервы под кредитные риски в зависимости от оценки платежеспособности потенциального заемщика — то есть заранее, а не уже по факту просрочки платежей, как было раньше.

delo.ua

e-max.it: your social media marketing partner

Мнение эксперта

союз журналистов украины

coffee